ManageExpert.ru

Успешный менеджмент

Общественно-политическая активность молодежи

В России хип-хоп-культура вошла в набор культурных услуг для богатых. Но здесь хотелось бы обратить внимание: на российской почве к хип-хоп-культуре вернулись и ее изначальные черты как «культуры улицы». Дело не в том, что возникли конкурсы с таким названием, а в принципиальной возможности удовлетворять определенные культурные потребности молодежи в формах, требующих минимума материальных и финансовых средств. Как в свое время во Вьетнаме развивались среди молодежи два вида спорта – бег и плавание, поскольку они почти не требовали средств, так и тут: многое из хип-хоп-культуры может быть воспроизведено в повседневных социальных практиках без крупных затрат. Иначе говоря, как собственно молодежное движение (а не часть шоу-бизнеса и иного бизнеса, где молодежь – потребитель товаров и услуг) движение хип-хоп в России снова воссоединилось с улицей, вновь вернулось к демократическим формам, к простым средствам общения и взаимодействия. В этом основной социальный ресурс хип-хоп-культуры, если иметь в виду современную ситуацию в молодежной среде в России. Нельзя не видеть, что молодежные организации, во множестве существующие в стране, охватывают своим влиянием ничтожно малую часть российской молодежи. Причем сюда относятся всякие, в том числе и самые слабые, организации. Пока они никак не способствуют социальному контролю молодежи. Предоставленную самой себе молодежь с успехом использует организованная преступность: ее втягивают в такие социальные практики, как наркомания, пьянство, вандализм, женская и мужская проституция и т. д. На этом фоне хип-хоп-культура может оцениваться скорее позитивно даже теми, кому претит ее американизм: она достаточно толерантна, она не основывается на потреблении наркотиков, не связана с криминалом. В этих характеристиках и состоит ее социальный ресурс в российских условиях.

Ресурс РСМ в том, что это крупная российская молодежная организация, и в том, что она, пожалуй, больше других молодежных и детских общественных объединений может опираться на собственные средства и на поддержку государства. Но этот ресурс мало что значит, если союз не находит отклика в молодежной среде. А пока здесь у РСМ немалые проблемы. Есть, конечно, самый высокий для современной России показатель членства – 300 тыс. человек, но это менее 1 % молодых россиян. Есть структуры управления, Центральный комитет, программы и проекты, но на многие инициативы РСМ нет ожидаемой реакции молодежи. Вот почему поиски контактов с менее оформленными, спонтанными молодежными движениями для РСМ жизненно необходимы.

На самом деле воссоединение ресурсов РСМ и хип-хоперов уже идет. Во многих городах хип-хоперы ищут у комитетов РСМ поддержки при проведении мероприятий для молодежи. Эта поддержка оказывается. Контакты дают ростки новых отношений, раскрывают тем и этим глаза друг на друга, и взаимооценка по шкале «свои – чужие» все больше смещается в сторону «свои». Между прочим, здесь сказывается и то, что есть все-таки некоторые общие интересы у молодежи как социальной группы, которая входит в «большую жизнь».

В начале 2005 г. заметно обозначилась тенденция объединения оппозиционной молодежи на основе протестных настроений. Она проводит все более громкие акции и ее различные представители зачастую объединяются, несмотря на расхождение в политических оценках. Молодые «яблочники» (партия «Яблоко»), молодые «родинцы» (партия «Родина») протестовали против финансовой политики правительства, участники движения «Идущие без Путина» вместе с молодыми коммунистами выступали за энергичное решение социальных проблем. Молодежные организации, в основном левого толка, повсеместно присоединялись к акциям пенсионеров, которые прошли в начале 2005 г. против «сырого», недоработанного закона о монетизации льгот. Некоторые из этих акций были достаточно массовыми и агрессивными. Власть заговорила о проникновении экстремизма в молодежную среду. Руководители молодежных левых и либеральных организаций подтверждают, что объединительный процесс продолжается, идет поиск общих лидеров и источников финансирования. Пока акции молодых людей разрозненны, но уже достаточно ярки. Используются различные «модные» формы массовых представлений: музыкально-театральные шоу, перформансы, театрализованные представления, шествия, демонстрации, митинги. Здесь и сжигание чучел некоторых политиков, и выступления против партий – политических противников, которые порой превращаются в весьма радикальные акции. Лидер молодежного «Яблока» И. Яшин говорит: «Мы вдруг почувствовали, что молодежная часть партии востребованна. И во многом формируем политическую повестку дня самой партии». «Младояблочники» и «младородинцы» заявляют, что готовы сотрудничать с организациями гражданского толка на самом широком фронте. Консолидируется студенческая оппозиция, особенно в регионах. Екатеринбургское «Наше время», например, поддерживает контакты с молодежным движением «Яблоко» и студенческим движением «Я думаю». Такая же тяга к объединению заметна в Санкт-Петербурге, где в середине января 2005 г. на площади у Финляндского вокзала вместе митинговали участники студенческого движения «Идущие без Путина», молодежный союз «Яблоко», санкт-петербургское отделение Союза коммунистической молодежи под лозунгами «Правительство – в отставку!», «Зурабова – на трамвай!», «Иванова – в казарму!», «Медведей» – в зоопарк!». Социологи констатируют, что сегодня происходит процесс «негативной консолидации молодежи».

Перейти на страницу: 1 2 3