ManageExpert.ru

Успешный менеджмент

Наука полководца и руководителя

Я начну рассказ о руководстве предприятием, вероятно, с неожиданного сопоставления руководителя с полководцем. Эту подсказку я услышал от стариков-мазыков.

Что нужно, чтобы стать полководцем? Нужно иметь полк. Или дружину. Как стать руководителем? Нужно иметь тех, кого руко-ведешь. Тех, кто признает тебя своим Полководцем.

Задача Руководителя — воплотить в жизнь те образы, что создал Начальник. Как он может это сделать, в кого он на самом-то деле их воплощает и кем? Не задумывались?

Предприятие не воплощается в вещи, строения и технику. Их оно только подтягивает по мере надобности.

Предприятие воплощается в людей и в них и живет.

Вот поэтому Хозяин начинает свое творение предприятия с должности Начальника отдела кадров, воплощая образы Начал в сознании Руководителей. Они же воплощают их, разбивая на части в соответствии с должностными обязанностями, в сознание множества работников своих отделов.

И уж после этого сознание людей подтягивает необходимую ему материальность.

Руководитель не работает с материей, он работает лишь с сознанием людей, способных переделывать действительность.

Во время моих этнографических сборов один старый боец по прозвищу Поханя, который, как мне кажется, был последним мастером русской народной борьбы, называвшейся Любки, как-то сказал мне: «Да не старайся ты так махать кулаками. Стать бойцом лучше всех — это не так уж много. Ну, станешь ты чемпионом, потратишь время, а там впереди еще целая лестница. На остальное уже ни сил, ни времени не хватит .»

Под «остальным» он понимал еще три воинских посвящения, кроме бойца. Как он говорил:

«Боец побеждает других.

Воин— себя.

Полководец— другими, то есть полками.

Князь— для других».

Как это ни странно, но примерно то же самое объяснял мне за несколько лет до Похани другой дед. Дядька, который рассказывал об устройстве Предприятия. Вот только Князь у него звучал как Хозяин, Боец — это, скорее всего. Художник, Воин — Управляющий, а Полководец — это Руководитель.

Это от Дядьки я услышал впервые, что Предприятие ведет битву за выживание, чаще всего, более серьезную, чем битвы Воинов и Бойцов, потому что она неизбежна и безжалостна.

Или мы побеждаем, или планета уничтожает нас. Следовательно, мы вполне можем говорить о предпринимательстве на воинском языке. Поэтому Дядька, хотя и не был знатоком боевых искусств, постоянно рассказывал мне собственную Науку Побеждать, названную им так в честь Суворова. Главное же правило этой науки — Победу надо готовить!

Возможно, на первый взгляд, сопоставление экономики и войны покажется легкой натяжкой, как бы литературным приемом. Однако я в этом строго этнографичен. Достаточно вспомнить исследования народов, находившихся на той стадии развития, когда полноценная торговля в нашем понимании еще не возникла, и ее заменяли такие общественные институты, как потлач, обмен дарами, к примеру.

Потлач — это индейский праздник и пир, во время которого ведется обмен подарками. Этот обмен, кажущийся добровольным, на самом деле вещь строжайше обязательная и для того, кто дарит. При этом один оказывается кредитором, а другой с неизбежностью становится должником. При этом, как пишет Марсель Мосс, «тот факт, что один является должником, а другой — кредитором, делает того, кто обретает таким образом превосходство, правомочным оскорблять другую сторону, своего должника» 28.

Но это не самое страшное в том, чтобы оказаться должником. Если ты не в состоянии достойно возвратить дары, ты теряешь лицо и с тем оказываешься в рабах.

Подобные отношения, очевидно, были свойственны всем первобытным народам, в том числе и индоевропейцам. Во вся-

28 Мосс М. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии. — М.: Изд. Фирма «Восточная Литература» РАН, 1996. — С. 171—172.

ком случае, следы этих отношений многочисленны. Поэтому слова Мосса, которые я хочу привести, обретают вполне осязаемую силу:

«Часть ритуалов дарения включает разрушения. < .> Но разрушение в собственном смысле составляет, по-видимому, высшую форму траты. У цимшиан и тлинклитов (индейские племена северной Америки— А.А.) ее называют "убивать собственность". < .> В эту практику разрушения в потлаче вторгаются также две движущие силы. Во-первых, тема войны: потлач — это война. Он носит название "танец войны" у тлинклитов. Точно так же, как на войне можно овладеть масками, именами и привилегиями убитых обладателей, в войне собственностей убивают собственность: либо свою, чтобы другие ею не обладали, либо собственность других, отдавая им имущество, которое они будут обязаны вернуть или не смогут вернуть».29

Война и экономика только кажутся противоположностями друг друга. В мифологическом мышлении они служат чему-то такому, что едино в глазах всего общества. Они различные, но вполне достойные средства достижения богатства. Но богатство, собственность — это лишь знак, которым боги отмечают того, кто обладает большей жизненной силой. Прямо и непосредственно понятие чести перетекает в этих обществах в войну.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5